Феномен политических репрессий в ссср на примере процессов 1934-1936 гг — диплом

Ответ: Вы должны понять, что в мои личные планы, как народного комиссара внутренних дел, не могли входить такие разрозненные акты, как убийство Кирова.

Я же хорошо понимал, что такие акты могут привести, если не к полному провалу, как участника организации правых, то, во всяком случае, к моей ответственности, как Наркома, ведающего охраной членов правительства. Тут ничего, кроме проигрыша для меня лично не могло выйти, а как раз к этому периоду мои личные планы шли далеко и не совсем совпадали с планом блока»[135].

Разумное объяснение. Более того, и правым это убийство не выгодно, т. к., даже при условии, что НКВД возглавляет свой человек, репрессии будут обязательно. Конечно, можно предположить и другое. Аресты или убийство высшего руководства в Москве готовились одновременно, но по каким-то причинам не удалось…

3) Заговор в Кремле.

В разделе, посвященному Кремлевском делу, мною доказано, что, как минимум, в Кремле создалась нездоровая обстановка всеобщего кумовства, разложения, разгильдяйства, которое, на примере Раевской, могло угрожать безопасности высшего руководства.

Некоторые личности проявляли подозрительный интерес к маршрутам передвижения членов высшего руководства, адресам их проживания. Самый весомый аргумент в пользу заговора. До Кремлевского дела гарнизон Кремля был составлен из курсантов ВЦИК (1500 чел.), после – полк НКВД[136]. Кремль оказался, по сути, в руках Ягоды.

«В следствии я действительно покрыл Петерсона, но мне надо было его скомпрометировать, чтобы снять его с работы ко­менданта Кремля. Я все время стремился захватить охрану Крем­ля в свои руки, а это был удобный предлог. И мне это полностью удалось»[137].

Слова Ягоды не пусто самооговор, они подтверждаются соответствующим распоряжением ПБ “о Комендатуре Кремля” от 03.02.1936. «В отмену ранее принято постановления подчинить во всех отношениях комендатуру Кремля со всеми воинскими частями наркомвнуделу»[138].

Не стоит думать, что наивное ПБ отдало себя в руки заговорщика. Нет, это означает высокое доверие к Ягоде и не доверие к школе ВЦИК, которую курировал Енукидзе, и в которой происходила постоянная текучка кадров из призывников.

Конечно, это можно объяснить простой ведомственной борьбой, но если какой-то заговор все же был, то Ягода оказался близок как никогда к осуществлению своей цели.

Из протокола допроса Г. Г. Ягоды от 26 мая 1937 г.

«Весь 1935 год я тормозил, сабо­тировал, оттягивал требование ЦК громить центры троцкистско-зиновьевских организаций и правых. Когда по прямому предло­жению Сталина я вынужден был заняться делом «Клубок», я дол­го его тянул, переключил следствие от действительных виновников, организаторов заговора в Кремле — Енукидзе и др.5 на «мелких сошек» — уборщиц и служащих, и тем самым опять спас свое положение»[139].

Скачать "Феномен политических репрессий в ссср на примере процессов 1934-1936 гг"

Формат: Microsoft Word | TXT

Раздел: Дипломы

Просмотров: 7867

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*