Феномен политических репрессий в ссср на примере процессов 1934-1936 гг — диплом

О Петерсоне (коменданте Кремля): «Я знал, что он бывший троцкист, знал, что он был в свое время исключительно преданным Троцкому человеком, но знал я и то, что после 1929 г. Петерсон никогда открыто, как троцкист не выступал, а в разговорах старался показать, что после 1923 г., он с Троцким и троцкистами окончательно порвал»[157]. Немец Петерсон, бывший пленный воин Австро-Венгерской армии, действительно был троцкистом, хотя, в 23-м году поддержка Троцкого еще не считалась уголовным преступлением. Ничего в этом ужасного нет. Как мы помним, бывший меньшевик Вышинский смог дослужиться до Генерального Прокурора СССР, а затем и до министра иностранных дел, хотя он никогда не входил в высшее руководство, оставаясь высокопоставленным исполнителем. Факт поддержки Троцкого ни о чем не говорит, к началу 30-х Троцкий для Петерсона – далекое прошлое.

«…в начале 1932 г. Петерсон был мною завербован и дал согласие не участие в подготовке переворота в Кремле.

<…>

Петерсон дал также согласие заняться вербовочной работой среди работников кремлевского гарнизона, в частности в комендатуре Кремля…».

Единственно разумные, для любого нормального заговорщика, действия. Но самое главное:

«В конце 1932 г. Питерсону, по его словам, удалось привлечь к нашей нелегальной работе Егорова, который к тому этому времени был назначен начальников школы ВЦИК. Кроме того, из работников комендатуры, как он мне сообщил, им завербованы Синелобов, Дорошин, Лукьянов, Поляков (белый)»[158].

А теперь вспомним тот факт, что из ста с лишним протоколов и восьми очных ставок лишь именно протоколы допросов Синелобова и Дорошина, говоря условно, «силовиков». Никакой особо ценной информации они не содержат, почти все отрицают, зато имеется масса протоколов допроса библиотекарей, уборщиц и т. д., некоторые из которых, Н. А. Розенфельд и Раевская выделяются своим любопытством к адресам проживания высшего руководства, маршрутам и т. д. Ягода утверждал, что следствие переводил на незначимых людей, вскоре Ягода лишается своего поста. Вспомним слова Ягоды о его намерении наносить удары по локальным группам, не вскрывая всей организации, теперь сопоставим «удар по уборщицам», удар по группе Филармонии, рютинское дело, БКС… Слишком много совпадений, не правда ли?

Самое, пожалуй, важное свидетельство.

«Вопрос: Изложите подробно план переворота в Кремле.

…мы считали наиболее реальным и выполнимым арест руководителей ВКП(б) и советского правительства либо на каком-нибудь узком совещании в Кремле, либо ночью на квартирах.

В случае принятия варианта ареста на квартирах решено было арестовать следующих лиц: Сталина, Молотова, Кагановича, Ворошилова, Орджоникидзе»[159].

Далее идет подробное изложение 2-х вариантов осуществления плана.

Скачать "Феномен политических репрессий в ссср на примере процессов 1934-1936 гг"

Формат: Microsoft Word | TXT

Раздел: Дипломы

Просмотров: 7866

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*