Эссе на тему: «Проблемы первоначальной невозможности исполнения обязательств» — эссе

В Гражданском кодексе Российской Федерации (далее — ГК РФ) невозможности исполнения посвящены две ст. 416, 417 ГК РФ. Регулирование, предусмотренное данными статьями, не охватывает все вопросы, возникающие на практике при применении института невозможности исполнения. Одним из таких проблемных вопросов является вопрос о юридических последствиях обязательств первоначально окончательно невозможных к исполнению, а также вопрос о юридической квалификации сделок, оформляющих данные обязательства.

На практике и в теории возникают многочисленные споры о том признавать ли сделки, в которые оформлены обязательства первоначально невозможные к исполнению, недействительными, либо такие сделки признавать действительными и применять к ним нормы о неисполнении обязательств.

Долгое время была распространена точка зрения, в силу которой первоначальная невозможность исполнения влечет недействительность совершенной сделки, поскольку «невозможное не может быть предметом обязательства»[1].

Витрянский В. В., придерживаясь сходных позиций подходит к решению вопроса в зависимости от того кредитор знал или должен был знать о существующей невозможности исполнения обязательств: если кредитор знал или должен был знать о существующей невозможности, то договор должен быть признан незаключенным по признаку отсутствия соглашения сторон относительно предмета договора.[2] В тех же случаях, когда на момент заключения договора кредитору было неизвестно о невозможности исполнить данное обязательство, он впоследствии вправе потребовать признания договора недействительным под влиянием обмана.[3]

Будман Ш. И. и Павлодский Е. А. допускают возможность признания сделки, о первоначальной невозможности исполнения контрагенту, которому было известно, недействительной ввиду существенного заблуждения одной из сторон.[4]

В российской судебной практике сделки, оформляющие обязательства первоначально невозможные к исполнению, также признаются недействительными. Так, в судебных решениях можно встретить следующую их квалификацию: договор купли-продажи объектов недвижимости, уже снесенных к моменту его заключения, был признан судом мнимой сделкой. Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа, оставляя в силе решения нижестоящих инстанций по указанному делу, отметил следующее: «По смыслу статей 128, 209, 218, 235 ГК РФ не существующее физически и юридически имущество не может быть объектом сделок и прав, в связи с чем договор купли-продажи, заключенный в отношении такого имущества, является ничтожным как противоречащий названным правовым нормам».[5]

Скачать "Эссе на тему: «Проблемы первоначальной невозможности исполнения обязательств»"

Формат: Microsoft Word | TXT

Раздел: Эссе

Просмотров: 1827

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*