Работа журналиста в зоне вооруженного конфликта — курсовой проект

  ГЛАВА 2.  РАБОТА ЖУРНАЛИСТА В ЗОНЕ

  ВООРУЖЕННОГО КОНФЛИКТА

  2.1. Доступ к источникам информации

Большинство проблем доступа журналиста к информации с целью последующей передачи сведений массовой аудитории, на первый взгляд, должен разрешать Закон РФ «О средствах массовой информации», в котором говорится, что журналист имеет право посещать различные организации, пред­приятия, учреждения (государственные и общественные); быть принятым должностными лицами в связи с запросом информации; получать доступ к документам, копировать их, оглашать, вести запись; посещать специально охраняемые места стихийных бедствий, аварий и катастроф, массовых бес­порядков и массовых скоплений граждан, а также местности, в которых объявлено чрезвычайное положение, присутствовать на митингах и демон­страциях [Закон РФ «О средствах массовой информации»//Законодательство Российской Федерации о средствах массовой информации. – М., 1996, ст. 47]. Однако эти права не всегда реализуются, и тем более в районах вооруженных конфликтов.

Газета «Известия» в период дагестанской трагедии писала «удача, если специальный корреспондент находится на месте со­бытий. Возможно, в этом случае ему удастся все увидеть воочию или обзавестись «неофициальным информатором». Но передать материал оттуда, кто не имеет спутниковой связи, могут разве что с голубиной почтой. Получить оперативно официальную информацию негде [Информационная война в Чечне. Сост. Олег Панфилов. – М., 1997, с. 253].

Корреспондент еженедельника «Общая газета» Д. Гриценко отмечает, что журналистам попасть в районы боевых действий непросто. Даже если «есть аккредитация Временного информцентра — лети в Моздок, Владикавказ и ломай голо­ву, что передавать в редакцию. Здесь много эффектных для съемки тан­ков и спецназовцев в масках. А вот сожженную бронетехнику, много­численные потери среди солдат и населения фиксировать уже не дают. Журналистов кидают лицом в грязь, бьют прикладами, засвечивают пленки…» [Журналисты на чеченской войне. Под ред. Симонова А. – М., 1995, с. 163].

Проведенный нами анализ публикаций показывает, что первым и самым распространенным видом источников информации для журналистов являются представители органов власти. Но в период вооруженного конфликта эти источники становятся «труднодоступными». И. Голембиовский, главный редактор газеты «Известия», подтверждает это такими фа­ктами: «Премьер встречается с двумя министрами дудаевского правитель­ства. Важный факт? Важный. Говорит о том, что правительство ищет выходы из кризиса. Но что мы знаем об этом? …Или встречают­ся президент и премьер, очевидно, это очень важно. То есть не очевид­но, а безусловно важно. Возникает информация, которая кончается со­общением о том, что речь шла о крупных кадровых перестановках. Важно это знать стране? Важно, но не знаем, и не только мы — журна­листы [Стенограмма дискуссии Комитета РФ по печати. Москва, 18 января 1995 г.].

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*