СМИ в отражении экологических проблем — курсовой проект

 Катастрофа обрушилась на экосистему, которая и до того была ослаблена, объясняет заместитель председателя международной организации по защите окружающей среды «Экозащита» Владимир Сливак. «Ситуация была безнадежной еще до катастрофы». По данным Greenpeace, кроме "Волгонефти-139", аварию потерпел еще один аналогичный танкер, "Волгонефть-123". Во время шторма он стоял на якоре в российском порту "Кавказ". Он тоже был загружен нефтепродуктами, сильно пострадал, и из его танков тоже произошла утечка опасного груза. Управление порта, несмотря на поступившее штормовое предупреждение, отказалось произвести разгрузку танкера, поскольку судно уже прошло таможенный досмотр. Откачка оставшегося мазута из танков "Волгонефти-123" была начата только вчера.

Тот факт, что, несмотря на штормовое предупреждение, в порту "Кавказ" находился полностью загруженный танкер, показывает, как на грузовых судах, которые ходят под российским флагом, относятся к технике безопасности, говорится в заключении Greenpeace. Танкер "Волгонефть-123", построенный в 1975 году, официально был списан еще 26 июля 2004 года и уже давно должен быть пущен в переплавку. Еще два грузовых судна, затонувших в Керченском проливе, "Волгодонск" и "Ковель", имели на борту в общей сложности 6500 тонн серы. Никакой опасности этот груз не представляет, уверяли соответствующие ведомства, контейнеры герметично закрыты. Однако российская экологическая организация "Зеленый крест" заявляет, что затонувшая сера намного опаснее для экосистемы пролива, чем вылившийся мазут.

Еще в понедельник руководитель Госморспасслужбы Анатолий Янчук заявил, что вина за аварии лежит также на капитанах и личном составе кораблей. Все суда находились далеко не в лучшем состоянии. Украинская береговая охрана выдала штормовое предупреждение, однако оно было слишком неточным. С учетом штормового предупреждения танкеру "Волгонефть-139", который впоследствии раскололся, нельзя было выходить в море, утверждает прокуратура. Танкер, построенный в 1977 году, мог не выдержать шторма. Вина за катастрофу лежит и на пароходствах, говорит Игорь Голубенков: «Они делают легкие деньги без оглядки на возможный ущерб».

Таманский залив был когда-то местом отдыха. «13 километров совершенно чистого морского пляжа и чистая вода, как в Майами или на Гавайях!». Он категорически не годится на роль перевалочного пункта для опасных грузов. Пролив слишком опасен. Кроме того, грузы перевозились на судах, предназначенных для речного судоходства, которые вообще нельзя использовать в таких сложных водоемах. «Наши бизнесмены, – говорит Игорь Голубенков, – как дети, им нельзя давать в руки спички».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*