Уголовная ответственность за торговлю людьми — курсовая работа

Вовлечение в занятие проституцией (ст. 240 УК РФ) следует отграничивать от вербовки, как одной из форм торговли людьми с целью эксплуатации. При вербовке потерпевший заключает соглашение с нанимателем по трудоустройству на выполнение якобы легальной работы, не понимая, что в дальнейшем он окажется в подневольном состоянии и вместо обещанной работы ему придется заниматься проституцией. Завербованный в итоге попадает в условия эксплуатации, и плату за оказываемые им услуги получает другое лицо. Вовлечение в занятие проституцией в рамках ст. 240 УК РФ представляет собой действия лица, направленные лишь на склонение к занятию проституцией. Потерпевший, как правило, осознает, в какую деятельность его вовлекают. В данном случае речь идет об оказании сексуальных услуг за частичное или полное вознаграждение.

В юридической литературе высказаны разные мнения о том, по каким критериям возможно разграничение этих деяний. М. Ю. Буряк, например, считает необходимым «разграничивать вербовку, указанную в ст. 127.1, от ст. 240, проводя отграничение по направленности умысла. Если умысел виновного направлен на последующее использование проституции потерпевшего и совершается в форме привлечения, т. е. подразумевается добровольность, хотя бы и под влиянием обмана, то действия должны квалифицироваться как вербовка в рамках ст. 127.1. Если целью является занятие проституцией потерпевшего и осуществляется как в форме привлечения, так и использованием принуждения, то действия следует квалифицировать по ст. 240 УК РФ»[31].

По мнению И. Алихаджиевой, цель, являясь конститутивным признаком преступления, предусмотренного ст. 127.1 УК, не позволяет разграничить два рассматриваемых состава, поскольку и вербовщик для последующей эксплуатации, и лицо, вовлекающее в занятие проституцией, преследуют цель завербовать (вовлечь) потерпевшего для сексуальной эксплуатации (в занятие проституцией). Целью ненасильственной вербовки является получение согласия и (или) достижение соглашения об условиях секс-работы, а при ненасильственном вовлечении — получение согласия заняться проституцией. Да и с позиции правоприменения инкриминировать вербовщику (вовлекающему) умысел на последующую за вербовкой эксплуатацию весьма проблематично. Для него безразлично, подвергнется ли завербованное им лицо какой-либо эксплуатации (например, эксплуатации сексуальных способностей)[32]. Поэтому она солидарна с Г. К. Смирновым, считающим, что «эксплуататорскую цель преследует только лицо, которое, приобретя человека, в дальнейшем лично эксплуатирует его»[33].

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*