Вещи как объекты гражданских прав — курсовая работа

Такие заключения наш современный век только подтверждает. В Германии вещами традиционно признаются предметы в любом агрегатном состоянии, поэтому установлена ответственность за кражу воды, проходящей по трубам, пара из системы отопления, сжиженного газа в баллоне. Главное, чтобы вещь была конкретной и материально обособленной от внешнего мира. Таким образом, отмечается, что нельзя украсть, например, морскую воду или часть атмосферного воздуха[8].

Даже на международно-правовом уровне закреплено, что поскольку дикие животные, например морские биоресурсы, находятся в естественной среде обитания и не обособлены от нее, они не являются вещами, то есть объектами чьего-либо права[9].

Таким образом, первым признаком вещи в гражданском праве является ее доступность обладанию человека.

Второй юридический признак вещи — материальность.

Этот критерий, в отличие от первого, становится едва ли не главным поводом для дискуссий. Связано это с утверждением в отечественной науке гражданского права двух противоположных концепций вещи: 1. Широкой (вещами признаются как материальные предметы, так и нематериальные блага). 2. Узкой (вещами признаются только материальные предметы).

Первый (широкий) подход берет начало еще в римском праве, где ключевое слово "res" (вещь) имело два смысла. Этим понятием обозначались как материальные предметы, так и юридические отношения, имущественные права.

"Некоторые вещи телесны, а некоторые — бестелесны, — формулировал Гай. — Телесны те вещи, которые можно осязать, как земля, человек, одежда, золото, серебро и многие другие. Бестелесны же те, которые осязать нельзя, как, например, наследство, пользование плодами (узуфрукт), обязательства, возникающие каким-либо образом"[10]. Такая интерпретация напрямую вытекает из античной философии. Например, Цицерон различал вслед за своими греческими учителями вещи, которые существуют ("Res quae sunt"), и вещи, которые мыслятся ("Res quae intellegentur")[11].

Эта же методика образовывала и структуру Институций (лица — вещи — иски), согласно которой категория "вещи" обнимала собой как "отдельную юридически самостоятельную материальную вещь с четкими пространственными границами", так и вообще "любой объект (в том числе нематериальный) частного права или гражданского процесса, а также целый имущественный комплекс"*[12].

Сегодня такая широкая интерпретация используется прежде всего в странах англосаксонской системы права. Логика рассуждений сходна с классическими древнеримскими воззрениями: раз право может быть отчуждено, оно тоже является вещью ("Chose in action"), пусть и особого рода[13].

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*